kulbeykin (kulbeykin) wrote in 8_10_podvig,
kulbeykin
kulbeykin
8_10_podvig

Вершина.

Личный подвиг от Андрея Кульбейкина
Место: Египет, Синайский полуостров, гора Мосиея.
Время: март 2006 года.
Суть подвига: Встретить рассвет на горе Моисея.


В марте этого года мы с женой и сыном решили съездить отдохнуть в Египет. Для отдыха выбрали курорт Шарм-Эль-Шейх. Проведя предварительную разведку интересных мест на курорте я наметил для себя три экскурсии: восхождение на гору Моисея, цветной каньон и пирамиды Гизы.

Для встречи рассвета на горе Мосиея надо ночью поднятся на вершину. Путь начинается от монастыря Святой Екатерины (1500 м над уровнем моря) в два часа ночи и заканчивается на вершине горы Моисея (2200 м) в 5:45 когда восходит солнце. Дорога представляет собой сначала тропу – длиной 6 километров и в конце пути –750 ступеней вырубленные монахами в скале.

 

Подготовка к подвигу:

Самой трудной частью мне представлялось восхождение на  гору Моисея. Для выяснения возможных трудностей пути я написал письма всем фотографам на фотосайте,  у которых были снимки с горы Моисея и получил исчерпывающие ответы, на основании которых и составил список необходимых вещей.

 

Во-первых, это хорошая, удобная и легкая обувь – чтобы не стереть ноги до колен. Во-вторых теплые вещи, так как на горе на вершине холодно даже летом, не говоря о весне. Очень полезным оказался совет – взять запасную майку и переодеть ее на вершине, чтобы не быть в мокрой одежде на холоде. Для питания взял  с собой только поллитра воды в пластиковой бутылочке. В- третьих, аппаратура, которую решил взять  с собой для съемок – это два фотоаппарата (пленочный с обычным и длиннофокусным объективом и цифромыльницу), видео-камеру и штатив.

 

Собственно, подвиг:

Меня забрали из отеля на побережье в девять часов вечера. По дороге наш автобус заехал еще в несколько отелей и около десяти мы отправились в путь в глубь Синайского полуострова. Гора Моисея находится от побережья на расстоянии 150 километров, так что ехали мы где-то два с половиной часа.

 

Один раз у нас проверяли паспорта на пропускном пункте, но достаточно формально. Зашел солдат – спросил у нашего гида кто едет и получив ответ, что Руссо (русские) ушел с чувством выполненного долга обратно на пост.

 

Приехали на место в пол-первого ночи. Но по Египетской традиции нас сначала повели по магазинам, как же без этого! Никто не соблазнился на их побрякушки, все были сосредоточены на предстоявшем восхождении. Затем нас перевезли на стоянку у монастыря Святой Екатерины.  В автобусе всем раздали фонарики, чтобы при подъеме освещать себе путь, так как тропа скрыта в кромешной тьме. Из писем бывалых я узнал, что этих фонариков хватит только на половину пути, просто садится батарейка. Поэтому я взял еще свой фонарик, про запас. У монастыря уже было вполне прохладно и народ стал одевать все теплые, заготовленные вещи. Одел и я свой свитер и сверху куртку. Потом нас проверяли египетские солдаты на предмет чего, я так и не понял. Но мы все прошли через рамку и металлоискатель, а также показали что лежит в сумках.

 

Наш гид, по национальности араб египетского происхождения передал нас проводнику – бедуину, и на гору нас вел уже проводник. Чтобы группа не потерялась гид-египтянин обозвал нашу группу «Ямайка», и по-моему он так издевался над проводником-бедуином. Проводник шел впереди и периодически кричал: «Ямайка, ямайка!». А так как он еще и был похож на жителя Ямайки, то это было весело – первое время.

 

В два часа ночи мы вышли от стен монастыря на дорогу в гору. Дорога представляла собой тропу, на которой в ряд могли встать четыре человека. Под ногами камни и растертые в пыль – осколки камней. Я надел марлевую повязку, так как прочитал об пыльной дороге в письмах. Некоторые попутчики надели бедуинские платки на лицо, что тоже хорошо защищает от пыли.

 

Не успели мы пройти и ста метров как встретили на обочине верблюдов с бедуинами. Бедуины зазывали нас доехать до вершины на верблюде и стоило это 10 долларов. «Кэмел, кэмел!» - кричали бедуины, предлагая нам проехать на верблюде. Но наши люди не стали брать верблюдов на прокат!

 

Существует поверье, что тому кто встретит рассвет на горе Моисея отпускаются все грехи. Ну а если едешь на верблюде – то и грехи отпускаются не тебе, а верблюду. Наш проводник сразу задал такой темп подъема, что  вскоре я сначала разделся до майки, а потом понял, что угнаться за ним невозможно и отстал. Дорога в на гору одна и поднимаются по ней все туристические группы, так что потеряться невозможно. Каждую ночь по этой дороге проходит встречать рассвет порядка полутысячи человек со всего мира.

 

Перед нами шла группа китайцев вполне почтенного возраста, да и название группы у них было соответствующее – «Ангелы». Все шли стройными рядами, поддерживая друг друга и в марлевых повязках.

 

Нагнал я своих на первом привале. Привалы раскиданы по всей дороге на ровных участках, под защитой скал и представляют собой что-то типа чайханы, где можно купить чашку горячего напитка и отдохнуть сидя. Потом, подождав остальных мы пошли дальше вверх. Идти в принципе не трудно, просто долго и монотонно и все время вверх. Проводник опять умчался вперед как ужаленный, а я опять отстал. Так как на привале долго стояли, я замерз и снова одел все теплые вещи на себя.

 

Так и брели мы светя под ноги фонариками с кончающейся батарейкой, видимо это не были батарейки энеджайзер. Небольшую опасность представляют собой бедуины с верблюдами. Во-первых они идут снизу и обгоняют тебя, но так как бедуины фонариками не пользуются, видимо видят в темноте, то и верблюдов не видно до тех пор, пока сзади не почувствуешь горячее дыхание «корабля пустыни» на своей шее. Испуганно отскакиваешь в сторону, следя чтобы не покатиться по склону горы вниз. Также звуковой фон путешествия составляют утробные крики верблюдов. Чем их издает верблюд я так и не понял, но надеюсь, что это все-таки был голос. Еще периодически слышны возгласы бедуинов, идущих с порожними верблюдами вниз с горы: «Кэмел, райт!». Это они предупреждают, что надо убраться с их дороги направо.

 

Когда я отстал во второй раз от проводника, то понял что идти надо в своем равномерном темпе, не останавливаясь на привалах, так как там не отдыхаешь, а больше застываешь на холоду и войти потом в ритм очень тяжело. Для таких монотонных походов я всегда напеваю про себя песенку солдата в исполнении Олега Даля из кинофильма «Старая, старая сказка»:

 

Вдоль по дороге, вдоль по дороге
Вот я шагаю- раз и два
Плевать, что дырки в камзоле
И вдрызг сапоги
Зато уцелела голова

Ать, два левой,
Ать, два правой
Вдоль по дороге столбовой
А то что ветер в карманах-
Так это пустяк-
Главное дело, что живой

Справа и слева-
Синее небо
А посредине -дальний путь
Куда иду я -не знаю
Дорога сама
Меня приведет куда -нибудь

Ать- два левой,
Ать- два-правой
Так и пройду весь шар земной
А в небо солнышко светит
И птицы поют
И нет командира надо мной..

Сердцу солдата
Много ли надо?
Хлебца поем , воды попью
А если добрые люди
Вином угостят
Я им свою песенку спою

Ать два левой
Ать два правой
Вдоль по дороге столбовой
Плевать, что ветер в карманах
И вдрызг сапоги
Ведь главное дело, что живой!

 

Так и идешь ни очем особо не думая. Есть дорога и есть цель. Другого пути назад не предусмотрено, так что только вперед и вперед. Все дороги преодолимы и в этом нет сомнений.

 

Не отдыхая и не останавливаясь на привалах я дошел до последнего привала. От него начинаются занменитые 750 монашеских ступеней. По ним верблюды не ходят и все люди идут уже сами, своими ногами. Ступени довольно узкие, разойтись могут не больше двух человек. На ступенях стоят бедуины и предлагают помощь в их преодолении, конечно за деньги. «Хелп, хелп!» - голосят они периодически. И здесь же на последнем привале бедуины предлагают на прокат одеяла и матрасы. Одеяла – чтобы закутаться на вершине горы от ветра, а матрасы – чтобы сидеть не на скале, а на матрасе, ожидая рассвет.

 

Ступени оказались самой тяжелой частью пути. Потому что это не ступени в традиционном понимании этого слова, а камни, которые лежат в виде ступеней и они мало того, что разной высоты, так еще и кривые и косые все. Отдыхал я пять или шесть раз пока преодолел эту лесенку без перил. Для отдыха просто сходишь со ступеней на склон горы и там стоишь, прислонившись к камню. Сердечко успокаивается и идешь дальше. Тяжело конечно, но не смертельно ведь.

 

На вершину поднялся в 4:45. До рассвета оставался еще час. На самой вершине стоит часовня. Под ее стеной я переодел насковозь промокшую майку на сухую. Опять надел свитор и куртку, но теперь еще добавил шапку, зимние перчатки и шарф, и вот тут мне стало тепло и хорошо. Остался один вопрос – с какой стороны будет рассвет? Я присмотрелся, куда пошли китайцы и пошел за ними, и не ошибся в выборе провожатых, не зря они в поднебесной живут, не зря!

 

Залез повыше на скалу, поставил штатив, на него пленочный фотоаппарта, из сумки все вынул и сел на нее, так как камень был холодный. Стали подходить отставшие по пути или начавшие восхождение позже. И народу в конце концов набилось как селедок в бочке. Слева и справа от меня на скале примостились люди. Я когда залезал на нее думал что и одному мне будет тесно – ан нет, еще и на мою ногу сзади уселся какой-то замерзший китаец. Конечно, камень ведь холоный, а нога теплая – выбор посадки очевиден.

 

Более всего я поразился когда впереди под скалой из груды одеял и матрасов вылезли двое французов. Они видимо так рано пришли, что взяли все эти вещи на прокат у бедуинов и спали укрытые с головой. А я то думал, что просто куча тряпья валяется.

 

За 15 минут до рассвета справа от меня сидевший негр, видимо американец, начал молиться. И делал это с таким чувством и махая руками, что я начал всерьез опасаться не упадет ли он вниз. Ограждения то никакого нет, а сидит он на самом краешке. Японцы или китайцы с видеокамерой решили заснять эту молитву, но подруга негра стала махать перед ними руками, показывая, что снимать нельзя.

 

Наконец настал рассвет, все замерли и смотрели как встает солце из-за гор. Тишину нарушали только щелчки фотиков и жужжжание видеокамер, мобильные же телефоны снимали бесшумно. Я тоже начал снимать на пленочный фотик. И оказалось, что штатив я тащил совершенно зря, с рассветом стало светло и он не понадобился. Потом у меня кончилась пленка и продолжил я снимать на цифровой фотик и камеру.

 

Обычно я снимаю с двух рук, в левой держу камеру, а в правой фотик, так удобнее. После рассвета основная масса людей пошла сразу вниз. Я еще полазил по всей вершине, снимая виды внизу. Также остались на службу две католические общины паломников. Их священник проповедовал там же на вершине. По-моему это были чехи.

 

Я жутко боюсь высоты, поэтому когда встало солнце, и сразу показались пропасти, окружавшие вершину, то и снимать мне приходилось по пластунски подбираясь к краю скал и высовывая только одну руку с фотиком, а второй судорожно цепляясь за то что попадалось под руку.

 

Но пора уже было идти вниз, так как нас еще ждала экскурсия по монастырю Святой Екатерины. Я спустился по 750 ступеням до последнего привала, где бедуины уже вовсю продавали свои пластмассовые побрякушки, выдавая их за натуральные камни.

 

Тут надо сказать, что от этого привала вниз ведут две дороги, одна по которой я поднялся (она была проложена специально для туристов) и вторая, которая была проложена монахами в незапамятные времена и представляет из себя три тысячи ступеней. Я еще дома, когда читал о горе Моисея, решил что спускаться буду по ступеням монахов.

 

И спуск по ступеням себя вполне оправдал, виды, которые открывались по сторонам были потрясающе-нереально красивы. Скалы на Синайском полуострове мягкие и ветер с водой вырезают на них фантастические фигуры людей, лица какие-то, неопознанные рисунки.

 

Но спуск оказался не менее тяжелым чем подъем. Эти постоянные прыжки по ступеням вниз сильно меня вымотали. А так как я уже опаздывал на точку сбора перед экскурсией, то мне пришлось прыгать довольно-таки быстро.

 

Затем была экскурсия по монастырю, но это уже другая история и в подвиг не входит.

 

Ноги болели у меня после этого три дня. Очень смешно было, наверное, смотреть за мной со стороны, когда я боком,  держась за перила спускался и поднимался по лестницам в отеле. Да и ходить было из-за забитых совершенно мышц ног, непросто. Ну вот и все, повторить сей подвиг могут многие, было бы желание и здоровье.

 

Фотоотчет о поездке:

http://foto.mail.ru/mail/andrey_b05/541/

 

Subscribe

  • (no subject)

    Место: Уфа, Башкортостан, Россия Время: апрель 2005 год. Суть подвига: благотворительный сбор денежных средств другу дочери. С тех событий прошло…

  • Личный подвиг от Лары Галль)

    Место: Краснодар-Питер Время: 2003-2004 год Суть подвига: переехать жить в город своей мечты и обустроить квартиру за один месяц. Слово «подвиг»…

  • Личные подвиги elesin

    №1.Подвиг во имя великой любви. Время: 1969 Место: Москва, пр-т Мира, 81 (возле Рижского вокзала, за Крестовским мостом, в доме, где расположен…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments